Услуги О нас Клиенты Юристам Контакты Информация

Как мы оспорили (убрали) статус залогового кредитора из реестра кредиторов должника на 12 млн. руб.

Владимир 474 0  

Радостная новость о вступлении в силу долгожданного закона о банкротстве граждан для большинства россиян открыло светлое будущее без долгов. Но мало кто говорит о той части должников, которые совершали разнообразные действия для сокрытия своих активов и уклонения от погашения задолженности до 1 октября 2015 г.

И так, утро 1 октября 2015 г., арбитражный суд одного из крупных городов России, представитель одного из крупных банков подает заявление о признании нашего должника банкротом (видимо с ночи очередь в суд занимал, дабы первым подать и назначить "своего" финансового управляющего. Похвально, право любит активных.

Разумеется, одно из первых заявлений о банкротстве гражданина было отставлено без движения из-за "глупых" ошибок, но статья не об этом:)

Общая сумма заявленной банком задолженности 6 400 млн. руб. Кредитные обязательства на 4 млн. обеспечивались имуществом в виде земельного участка и расположенного на нем жилого дома, остальная задолженность была в виде простых кредитов, процентов и пр.

Помимо земельного участка и жилого дома у должника было еще три квартиры и две 100% доли в юридических лицах (которые и были интересны банку).

Проблема заключалось в том, что судом общей юрисдикции еще до банкротства граждан были изменены обеспечительные меры в пользу банка путем наложения запрета по распоряжению с залогового имущества на конкретные имущественные права должника - 3 квартиры и 2 доли (по предварительной оценке стоимостью 12 млн. руб.).

Банк уже предвкушая победу радостно в своих выступлениях ссылается на п. 94 Постановления пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" права и обязанности залогодержателя предоставляются кредитору или иному управомоченному лицу на основании пункта 5 статьи 334 ГК РФ. Согласно п. 5 ст. 334 ГК РФ, если иное не вытекает из существа отношений залога, кредитор или иное управомоченное лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом(статья 174.1), обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым требования таких кредитора или иного управомоченного лица были удовлетворены.

Кроме этого, представитель банка в судебном заседании махал пачкой судебной практики с участием ПАО "Сбербанка" где по аналогичным основаниям устанавливался залоговый статус.

Наша позиция строилась на неверном толковании банком норм ГК РФ и правовой природы залоговых отношений, а также целей постановления пристава о наложении запрета на распоряжение имущественными правами. При ином толковании кредитор, заявивший ходатайство об обеспечении иска, получает ничем не обусловленное предпочтение в удовлетворении своих требований перед другими кредиторами. Предоставление статуса залогодержателя, то есть получение законной возможности удовлетворить свои требования в приоритетном порядке перед иными кредиторами обусловлено, как правило, заведомым кредитованием должника со стороны кредитора под условием. Без такой залоговой гарантии (либо в силу договора, либо в силу закона) кредитор не вступил бы в отношения с должником, не передал бы ему свое предоставление. При этом права иных кредиторов обеспечиваются положениями о публичной регистрации и учете залога (статья 339.1 ГК РФ). Принятие обеспечительных мер или отказ в их принятии в большой мере являются вопросом судейского усмотрения. При этом такое обеспечение регулируется нормами процессуального (публичного) права и никак не влияет на условия гражданского оборота регулирующего залоговые отношения. Банк уже вступил в отношения с должником с залоговыми условиями в отношении конкретного недвижимого имущества (земельного участка и жилого дома). А также в нарушении баланса кредиторов и ничем не обусловленное предпочтение перед иными кредиторами, поскольку решением суда общей юрисдикции начальная цена заложенного имущества по кредитному договору составляла 13 млн. руб. (земельный участок с домом).

Дополнительно мы просили отложить судебное заседание по причине отсутствия ознакомления с предоставленной судебной практикой банком (на которую он так активно ссылался).

Суд тказал в отложении заседания с целью ознакомления с практикой, а также удовлетворил требование банка.

Нам удалось сбить размер неустойки с 4 млн. до 1 млн. Но судом в отношении ранее арестованного имущества на 3 квартиры и 2 доли в юридических лицах был признан залог.

Безобразие, неправда ли? Кредит на 4 млн., задолженность с заявленных банком 6 млн. снижена до 3 млн., которая обеспечена залоговым имуществом на 13 млн. (ЗУ + дом), а в результате банк еще и получает статус залогового кредитора в отношении иного арестованного имущества (3 кв. и 2 доли) в размере 12 млн. (реальная стоимость 2 долей значительно больше).

На самом деле, судью убедила практика со Сбербанком, которая неожиданно появилась в судебном заседании. Это бала наша ошибка.

Разумеется нас такое положение дел не устроило и была подана апелляционная жалоба.

В процессе подготовки апелляционной жалобы мы не изменяли правовое обоснование, поскольку все заключалось в его правовом толковании вышеуказанных норм (у суда с кредитором одно толкование, а у нас другое), а занялись вопросом судебного толкования (та самая судебная практика с Сбербанком).

И каково было наше удавление, когда мы обнаружили следующую ситуацию:

1) там где кредитором был Сбербанк - устанавливался статус залогового кредитора (был найден один случай без Сбербанка) в отношении арестованного ФССП РФ имущественных прав должников;

2) в спорах, где Сбербанк отсутствовал - кредиторам суды отказывали в установлении залогового статуса.

Дополнение к настоящей статье от марта 2017 г.: в данный момент на ошибочность толкования норм установления залогового статуса указал Верховный Суд Российской Федерации в определении от 27.02.2017г. No 301-ЭС16-16279.

Вооружившись найденной практикой различных инстанций и с указанием на практику с Сбербанком мы смело пошли в апелляционную инстанцию.

Банку было отказано в части установления статуса залогового кредитора. Победа, но впереди нас ждет еще кассационная жалоба от банка. Они были ну очень недовольны:)

Дополнение к настоящей статье от марта 2017 г.: кассационная инстанция поддержала выводы апелляционной инстанции, а ВС РФ отказано в передачи жалобы с указанием определения т 27.02.2017г. No 301-ЭС16-16279.

Так и формировалась правильная практика.

Обсуждение публикации (0):

Добавить комментарий:


Услуги

О нас

Клиенты

Юристам

Контакты

Информация
  • Организации
  • Вопрос-ответ
  • Объявления
  • Публикации
  • Образцы